Меню
Быть слепоглухим, не видеть и не слышать – это предпосылки для
тотальной изоляции.
Если рядом не окажутся те, кому не все равно...

Наш фонд родился в стремлении создать площадку, на которой слепоглухие и зрячеслышащие смогли бы быть сотрудниками, заниматься общим делом.

Слепоглухие и зрячеслышащие, мы нуждаемся друг в друге!

В ТОКе у нас появляется возможность окунуться в особый мир открытости и безграничного доверия друг к другу.

Благотворительный фонд ТОК (Творческое Объединение «Круг») занимается социо-культурной реабилитацией и профессиональной адаптацией слепоглухих инвалидов.

Цель Фонда

улучшение качества жизни слепоглухих.

Миссия Фонда

пожизненное сопровождение слепоглухих. Слепоглухой, каким бы реабилитированным он ни был, всегда будет нуждаться в помощи, причем, учитывая различия в состоянии зрения и слуха и в уровне притязаний, организация помощи не может быть унифицирована, она требует индивидуального подхода.

Свидетельство о государственной регистрации

    Учредители

  • Марина Мень

    предприниматель
  • Сергей Флейтин

    Генеральный секретарь ЕССГ (Европейского Союза СлепоГлухих)

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Интерес общественности к теме слепоглухоты возник в конце 19 века, когда не очень опытная учительница Энн Саливан возвратила в мир слов оглохшую и ослепшую в полуторагодовалом возрасте Элен Келлер.

Келлер с Салливан в 1888 году

Когда девочка встретилась с Энн, ей было уже 7 лет, и она представляла собой неуправляемое бессловесное существо. Методик реабилитации таких детей не существовало. Учительнице, ценой большого кропотливого труда, практически чудом (есть известная пьеса, описывающая эту историю, под названием «Сотворившая чудо») удалось добиться того, что в сознании слепоглухого ребенка сопоставились буквы пальцевого алфавита и объекты окружающего мира. Так она вернулась в мир словесной культуры. Элен выросла, выучилась в школе, колледже, университете и стала общественным деятелем. Прожила долгую жизнь (1880-1968).

И практически всю жизнь рядом с ней была Энн. Эта экстраординарная история стала возможной потому, что рядом со слепоглухим ребенком появился человек, готовый и способный положить практически всю свою жизнь на то, чтобы хотя бы частично компенсировать утраченные сенсорные функции.

Ольга Ивановна Скороходова

В Советском Союзе тоже была выращена знаменитая слепоглухая, и она тоже была поздно оглохшей. То есть владеющей словесным языком.

Это Ольга Ивановна Скороходова (1911-1982), которая переписывалась с Горьким и написала известную книгу о том, как она воспринимает окружающий мир. Олю Скороходову нашли в деревенском доме, где она после смерти матери осталась одна, ослепшая и оглохшая пяти лет от роду, в результате менингита. Учителем и наставником Скороходовой был основоположник тифлосурдопедагогики в СССР – профессор Иван Афанасьевич Соколянский (1889–1960). ОИ достигла больших высот. Стала кандидатом психологических наук, лицом, к которому прислушивались даже партийные бонзы и который был символом достижений советской науки – в противопоставление знаменитой американке.

В 70-е годы, вопреки принятому в СССР режиму сегрегации инвалидов, прогрессивный марксист Эвальд Васильевич Ильенков, в сотрудничестве с учеником Соколянского Александром Ивановичекм Мещеряковым, заявили о значимости работы со слепоглухими, с точки зрения экспериментального подтверждения марксистского учения о развитии личности.

Эвальд Васильевич Ильенков с Сашей Суворовым и Наташей Крылатовой

Началась экспериментальная работа. Был создан специализированный детский дом в Загорске, из которого отобрали четверых слепоглухих подростков, наиболее способных к обучению. Все они стали студентами Психфака МГУ и закончили университет. Со смертью Ильенкова и Мещерякова дорогостоящие эксперименты, нацеленные на получение слепоглухими высшего образования, государством больше не проводились. Однако, ценой личного подвига и с помощью родственников и близких людей, ряду слепоглухих удавалось пробиться сквозь все препоны, связанные с отсутствием механизмов инклюзии в советской (российской) системе высшего образования и получить диплом. Хотя, конечно же, не в дипломе дело. Есть примеры высочайшей профессиональной и личностной реализации слепоглухих, не получивших формального высшего образования. Вот некоторые истории из жизни.

Обычная же, стандартная схема жизнеустройства слепоглухого ребенка в СССР была следующей: при наличии тяжелой олигофрении, он становился пациентом специализированного учреждения для инвалидов со всеми вытекающими последствиями.

В детском доме для слепоглухих условия были привилегированными. Слепоглухих детей обучали, развивали по специально разрабатываемым методикам. Правда, аттестата о среднем образовании детдом дать права не имел. И для позднооглохших детей с развитым интеллектом это место было скорее почвой для деградации.

Но все-таки, это было гораздо лучше, чем подавляющее большинство детдомов для инвалидов. Выпускники детдома становились работниками УПП ВОС или ВОГ (Учебно-производственного предприятия Всесоюзного (Всероссийского) Общества Слепых или Всесоюзного (Всероссийского) Общества Глухих).

Утверждалось, что слепоглухие – хорошие работники, поскольку не отвлекаются на разговоры.

С развалом СССР система социального обеспечения инвалидов по зрению и по слуху практически погибла.

Хотя в некоторых местах УПП сохранились, инвалиды занимаются на них непроизводительным трудом за мизерную плату (в Москве около 4-7 тысяч в месяц), прежде всего, для того, чтобы иметь общение. Однако, трудоустройство подобного рода – удел наиболее реабилитированных.

Очень многие слепоглухие не имеют возможности ни работать, ни даже регулярно выходить из дома...

Мы – патриоты России. Мы хотим, чтобы в нашей стране слепоглухие люди жили не хуже, а, может быть, даже и лучше, чем, скажем, в Южной Европе, не говоря уж о Северной. Хоть до этого ох как далеко… Вот то, что нам удается делать уже сейчас, вопреки всему. Мы верим, что у нас получится двигаться вперед. Всем вместе. Пожертвовать